Шахтарський район. Відділ освіти Шахтарської РДА

 

Майя. Исчезнувшая цивилизация легенды и факты



 
Майя. Исчезнувшая цивилизация легенды и факты

Разное

Откуда пришли майя? Почему поселились в горных районах Гватемалы и на полуострове Юкатан? О чем могут поведать величественные монументы, пирамиды и дворцы? Какая катастрофа привела к разрушению великой цивилизации всего лишь через столетие?
В книге Майкла Ко, профессора антропологии Йельского университета, автора нескольких научно-популярных исследований цивилизаций Мезоамерики, увлекательно рассказывается о зарождении, расцвете и крушении цивилизации майя, чья история на протяжении полутора веков вызывает повышенный интерес ученых и неспециалистов. Вы узнаете много интересного о политическом устройстве общества, знаменитых "городах" майя, достижениях древнего народа в области математики, письменности, астрономии, искусства, архитектуры, Специальная статья посвящена трудам российского ученого Ю.В. Кнорозова, внесшего неоценимый вклад в расшифровку письменности майя.
Книга написана ярко и захватывающе и раскрывает многие неизвестные страницы истории исчезнувшей цивилизации.

 
 






Другие книги по этому разделу:
Жизнь замечательных людей. часть 12

Жизнь замечательных людей. часть 12
Голубкина (Олег Добровольский) Гоголь (Игорь Золотусский) Гиляровский (Алексей Митрофанов) Гёте (Эмиль Людвиг) Герцог Бекингем (Мишель Дюшен) Герцен (Вадим Прокофьев) Герои Шипки (Сборник) Герои Парижской Коммуны (Н. Молчанов) Герои 1863 года (Сборник) Герои 1812 года (Сборник)

 
 
 
Навуходоносор

Навуходоносор
Роман известного современного писателя Михаила Ишкова посвящен Навуходоносору, легендарному царю Вавилонии в 605–562 гг. до н. э. Он правил 43 года, при нем государство окрепло и значительно расширило свои границы. С именем Навуходоносора связано сооружение знаменитых «висячих садов» — одного из семи чудес света. В истории же он остался разрушителем Иерусалима, Бичом Божьим, как его называет Библия.

 
 
 
  Сиреневый сад

Сиреневый сад
«Сибирцев поднялся с постели в пору отцветающих вишен. Сам, без посторонней помощи, тяжело опираясь на суковатую палку, сделал он первые шаги к двери, к потемневшей от времени террасе, и, шаркая, ступил на ее рассохшиеся половицы. Короткая боль кольнула меж лопаток и жарко плеснулась в груди. На миг качнулось в глазах, и он прикрыл их. А когда снова открыл, вдруг счастливо рассмеялся. Мир, заслоненный до сей поры плотными зарослями дикого винограда, опутавшего ставни окон, открылся перед ним всей своей глубиной. Значит, снова жизнь, и весна вокруг, и это буйное цветение не выдумка, не порождение отрывочных, обморочных видений, бог весть сколько времени преследовавших его. Когда– то огромный и ухоженный сад теперь одичал. Безнадзорный, расхристанный вишенник вздымал от порывов ветра…»

 
 
 
Категории